Али Батукаев, Faberlic: «Вместо команды на стороне агентства зачастую работает всего один человек. Остальные — статисты, которые курят бамбук»

Али Батукаев в представлении не нуждается — его имя уже давно ассоциируется с компанией «Фаберлик», где он уже много лет занимается организацией мероприятий. И каких мероприятий! Коллеги по индустрии берут их в качестве эталонных и рассматривают на своих летучках под микроскопом, чтобы понять, как ему удается в условиях экономии держать такой превосходный уровень.

Сколько раз мы пересекались с Али по работе — он всегда был на бегу. Но сейчас ситуация иная — бег замедлен, а кто-то перешел на шаг. Об остановке говорить не хочется. И, пожалуй, только поэтому — в условиях очередных переносов мероприятий — Али Батукаев смог наконец найти время для обстоятельного интервью BBT Russia.

Али Батукаев, Faberlic: «Вместо команды на стороне агентства зачастую работает всего один человек. Остальные — статисты, которые курят бамбук»

— Али, в текущей ситуации тебе больше близка позиция оптимиста или …?

— Реалиста. Безусловно, это кризис. Но я бы не сказал, что он похож на тот, что случился в пандемию. Сейчас понятно, что тогда ситуация была проще.

Я общаюсь со своими коллегами, партнерами довольно плотно и понимаю, что процентов 60, даже больше, процентов 70 компаний, ушли с рынка. И как сейчас будут выживать поставщики, в частности агентства, непонятно.

В пандемию был онлайн. А сейчас нет даже его. Пожалуй, это не кризис, а гиперкризис. И он касается абсолютно всех, не только нашего рынка. Многие сейчас — в цейтноте: времени для обдумывания ходов просто нет.

Да, мероприятия есть, но это не тот уровень, объем, который мы делали условно даже год или два назад. И уж точно не тот, что был до пандемии.

— При этом все живут в отсеке одного дня и не могут планировать.

— Думаю, что к сентябрю, не раньше, мы немного разойдемся. Жизнь никто не отменял, как и мероприятия. Целевая аудитория у всех разная, но в любом случае нам всем придется приспосабливаться к новой реальности.

Будет ли это онлайн или офлайн — сказать пока сложно. На мой взгляд, мы будем плыть по течению прошлого года, когда были миксы — и онлайн, и офлайн. Гибридный формат. Просто потому, что народ пока не готов выходить в офлайн, а я сейчас сужу по своей аудитории, хотя очень хочет. Очень. Но при этом все боятся.

— Страхи связаны с вирусом?

— Не только. Теперь еще боятся террактов. А судя по тому, что сейчас происходит в мире, угроза террористических атак будет расти. И мы это уже понимаем: в компании выросли требования к безопасности. Условно, если раньше на крупных площадках мы использовали только рамки, то теперь у нас практикуется и личный досмотр.

— После начала пандемии в компании наверняка случались периоды, когда мероприятия были на стопе. Чем ты занимался в это время?

— Тревел у нас был закрыт в принципе три года назад. А вот мероприятия на стóпе тогда не были: мы очень плавно перешли с офлайна на онлайн.

Сейчас стоп. Вот сейчас все мероприятия отменены, потому что никто не понимает, как действовать дальше. У многих моих коллег — растерянность, связанная с тем, как работать в дальнейшем. И будут ли они работать в принципе?

Faberlic никуда не денется, это российская компания, что сейчас можно назвать большим преимуществом для нашего рынка. А вот про своих коллег я этого сказать не могу. Да, все хотят остаться в России, но не все могут себе это позволить.

— Мероприятий нет, но чем тогда сегодня занят MICE-менеджер?

— Мне в новых реалиях важно выйти в плоскость бюджет/качество.

Али Батукаев, Faberlic: «Вместо команды на стороне агентства зачастую работает всего один человек. Остальные — статисты, которые курят бамбук»Год назад у меня было самое сложное время за всю карьеру. Я не думал, что в пандемию случится такое количество мероприятий. Просто ад: я уезжал и приезжал, уезжал и приезжал… Делал онлайны и офлайны и только собрался заняться организацией для своей структуры серьезных проектов, случилось то, что случилось.

Ну и провожу сейчас анализ новых рынков, направлений. Смотрю новые площадки. Составляю список интересных отелей. То, чем может себя сейчас развлечь event-менеджер, это собрать базу.

Честно скажу, не думал, что буду этим заниматься, потому что обычно такую информацию мне подкидывало агентство.

— Вот и на MITT твои коллеги по MICE говорили о том, что сейчас, в условиях санкций, им приходится исследовать новые рынки. Расскажешь о стоящих альтернативах?

— Благодаря одному проекту после пандемии я посетил много российских городов: Тюмень, Самару, Екатеринбург, Тольятти, Крым… Что могу сказать? Они пока не готовы принимать большие группы — отелей, подходящих по номерному фонду, практически нет, а если и есть, то их качество сильно хромает.

И все же мысли по поводу России завертелись: к счастью, в нашей стране очень много энтузиастов. Они начали понимать, что для завоевания корпоративного клиента нужно что-то сделать. Я не говорю про Москву и Санкт-Петербургу, Казань и Нижний Новгород — слава богу, там все хорошо.

Тот же Крым неприятно удивил. Они очень похожи с Сочи — тоже море, пляж, но при этом в Сочи нет проблем с номерным фондом, есть, из чего выбирать. А в Крыму, к сожалению, с этим проблемы, при том что там работают крутые энтузиасты.

И вторая показательная история — с Екатеринбургом. В городе есть совершенно чумовая площадка «Екатеринбург-Экспо», она нереальная! Но в шаговой доступности от нее — ни одного отеля! Вообще ни одного. То есть, если проводить там мероприятие, организаторам придется продумывать трансферную историю, логистику. А делать это, честно, абсолютно не хочется. Но при этом площадка в Екатеринбурге — однозначно лучше московских. Однозначно. И в этом парадокс.

Али Батукаев, Faberlic: «Вместо команды на стороне агентства зачастую работает всего один человек. Остальные — статисты, которые курят бамбук»

— То есть добро российским площадкам дать можно, хоть и с оговоркой?

— Не можно, а нужно. В свое время я изучал площадки стран СНГ — Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и так далее. И хочу сказать, что при этом сравнении в России площадки все же лучше.

— Хорошо, а если будет выбор между Россией и, скажем, Египтом?

— Если выбор за мной, а не моим клиентом, то однозначно Россия. Я поработал с египтянами, и это был неудачный опыт. Причем неприятные впечатления касаются больше стиля ведения бизнеса. На первый взгляд, египтяне очень отзывчивые, улыбчивые, позитивные, но на самом деле ничего не хотят делать от слова «совсем». С россиянами можно как-то договориться, с арабами — бесполезно: «Сначала заплатите, потом мы уже подумаем, как это сделать».

А вот мое руководство, уверен, выбрало бы Египет, потому что в России его уже ничем не удивишь. И потом Хургада или Шарм-эль-Шейх очень «вкусные», там море, пляж… Пожалуй, с Египтом может потягаться Сочи, вот здесь с выбором своего заказчика я бы не был столь уверен. Все-таки Сочи — южное направление № 1 в России. Не Крым, а Сочи, хотя дорогое. Неоправданно. Ценник некоторых отелей меня откровенно удивляет.

— Али, тогда при каком условии ты готов дать шанс новому поставщику? В каком случае согласишься на новый опыт сотрудничества?

— Если речь о небольшом мероприятии.

Мне важна не компания, не замечательные люди, а важно, как они работают. Я стараюсь сотрудничать вдолгую. С некоторыми агентствами мы взаимодействуем по 10-11 лет, потому что мне дико нравятся их команды, нравится, как они решают вопросы внутри себя. Кстати, четкая внутренняя коммуникация может быть сигналом к тому, чтобы дать шанс новому партнеру.

Али Батукаев, Faberlic: «Вместо команды на стороне агентства зачастую работает всего один человек. Остальные — статисты, которые курят бамбук»

Было так, что я давал шанс, потому что мне нравился человек. А потом получалось, что он отвязан от команды. И, оказывается, ничего не решает. При этом совершенно прекрасный человек.

Я много раз приезжал на мероприятия к своим коллегам по приглашению: «Команда крутая, тебе понравится». Но на месте зачастую видел, что работает всего один человек. Вообще это боль многих крупных агентств. Работает человек, который продает проект и знает, как это делать, а все остальные — статисты, с которыми нет взаимодействия, они стоят и курят бамбук.

Обидно, потому что синергии в таком случае не получается.

— А теперь камень в твой огород. Как тебе такой ответ на вопрос, чего хотят корпоративные клиенты: «Заказчик не хочется париться! Он хочет вложить минимум усилий и получить максимум результата, когда все горит. Заказчики ленивые и не хотят тратить деньги!» Это, кстати, цитата самого заказчика одного крупного event-агентства.

— Не согласен. Все мои друзья-заказчики, с которыми я работаю в event-бизнесе, очень даже парятся. Тут критично взаимодействие агентства с клиентом. И очень важна подготовка к тендеру. У меня было достаточно случаев, когда представители агентства приезжали на халяву, думая, что крутые. При этом были не готовы к встрече, по большому счету.

Смешно, когда спрашивают: «А вы российская компания?» Мы существуем 25 лет на рынке! Ну откройте интернет, почитайте! Или предлагают определенную площадку и выставляют странную сумму: я эту площадку напрямую могу забронировать в разы дешевле.

Может, кто-то думает, что заказчики в облаках витают? Мне присылают сметы, в которых я вижу 15-20-40 % сверху. Неудобно получается. Я в этом бизнесе не первый год, поэтому… ну не надо! Особенно удивляет, когда идет сильный разброс цены — например, на светодиодные экраны с шагом пикселя 6 мм от 200 до 500 тысяч рублей. С чего вдруг? Когда я знаю в Москве всех поставщиков-прокатчиков таких экранов. Их не так много.

Основное правило, по которому я работаю с агентствами, с любыми, даже с новыми, — 24/7. Мне можно позвонить в любое время и спросить, просто спросить, что мне нужно, какие варианты могут сработать, а какие — нет. Так вот этой опцией пользуются только процентов 30, хотя я всем и всегда даю на это разрешение.

Когда делали последний проект в Турции, мы два месяца по 7-8 часов в день проводили с агентством зумы: сначала с одной группой поработаешь — по оформлению отеля, потом с другой, которая занимается исключительно артистами, потом с третьей, которая отвечает за наполнение программы, с четвертой… И вот мы с партнером проработали тогда все абсолютно.

Я не знаю таких заказчиков, которым было бы плевать на свое мероприятие.

Сейчас, размышляя на эту тему, понял вот что: мне нужно, чтобы агентство меня исправляло, если я не прав. Почему я работаю с некоторыми агентствами годами? Потому что они могут сказать мне: «Алик, ты не прав! Надо сделать по-другому». И объяснят почему. Считаю, это лучшие агентства, которые могут быть в жизни! Понятно, что я не могу быть прав везде и всегда, поэтому, если агентство меня поправляет и приводит справедливые аргументы, для меня оно становится любимым.

— Можешь вспомнить самый невероятный форс-мажор на мероприятии?

— У меня их два. 

Али Батукаев, Faberlic: «Вместо команды на стороне агентства зачастую работает всего один человек. Остальные — статисты, которые курят бамбук»Все знают, что логотип Faberlic — это fL. Так вот, в 2014 году на одно наше корпоративное мероприятие привезли брендированную тумбу для ведущих — просто роскошную, в греческом стиле. Я тогда позвал коммерческого директора, говорю ему: «Посмотри, какую красоту нам сделали!» Стою за этой тумбой и слышу: «Ты это видел?» Обхожу тумбу и вижу — вместо fL на меня «смотрят» fB. Слава богу, это было за два часа до мероприятия! Мы тогда сбили эти буквы стамеской, взяли белый лак и оперативно закрасили место своего позора. Но выражение лица своего коммерческого директора помню до сих пор.

Или другой случай — уже в 2019 году, мероприятие в 10 часов. Президента компании все нет и нет, звоню ему: «А вы где?» Он: «В смысле? У нас в 11 часов начало». Пришлось час развлекать гостей, потому что босс традиционно открывал программу.

— Али, чтобы соблюсти в некотором смысле баланс, могу рассказать и о своем «пролете». В прошлом году я при полном параде приехала на MICE Excellence Forum в Hyatt Regency Moscow Petrovsky Park. Поднимаюсь на второй этаж и вижу, что активности для такого мероприятия ну как-то совсем мало. Звоню организатору Ирине Михальковой, думая, что, может, все уже на панельных дискуссиях и воркшопе. «Ирина, а вы где?» — при этом не допускаю даже йоты сомнения, что провал близок. «Марин, — прошептала Ирина. — А мероприятие завтра»… Мы тогда вдоволь посмеялись. Конечно, на следующий день на площадку я тоже приехала.

— Это пять! Я тоже там был. И получил огромное удовольствие! Встретил там людей, которых не видел несколько лет. И, признаюсь, не ожидал, что мне будет так интересно послушать спикеров. Тот редкий случай, когда хотелось прослушать все выступления, но, конечно, сделать это было непросто.

— Какие еще мероприятия в российской MICE-индустрии за последние годы кажутся тебе примером высшего пилотажа?

— Практически все крупные мероприятия за последние пару лет были очень крутыми. Всё, что номинировалось на премию «Событие года», за редким исключением, посмотрел с удовольствием. Я поэтому и принимаю участие в различных event-конкурсах в качестве жюри: мне нравится получать опыт от чужих мероприятий. Не могу в них поучаствовать, но с удовольствием смотрю.

— А за рубежом?

— Apple еще никогда не ошибался. Все их мероприятия, все, что они делают, — это что-то с чем-то! Концерты звезд уровня Мадонны, Бейонсе — аналогично. Последний «Оскар» был на удивление неплох, хотя не без нюансов.

— Али, знаю, что ты отправил заявку на участие в рейтинге «Самые влиятельные люди в MICE». Главным проектом 2021 года в мини-презентации значится мероприятие на 1600 человек в Анталии. Почему решил его выделить?

— Прежде всего хочу сказать, что все же решился на участие в рейтинге после того, как узнал, что коллеги из других компаний разбирали мои мероприятия в качестве лучших кейсов на своих собраниях. И говорили, что их главный феномен в том, что стоимость соответствовала качеству, за которое они платили в 3-4 раза больше.

А проект Motivation Journey действительно достоин отдельного рассмотрения. На него должны были поехать не 1600, а почти 2000 гостей. Но из-за пандемии пришлось скорректировать число участников. Во-вторых, мы должны были провести его в 2020-м, но нам удалось договориться с авиакомпанией о переносе перелетов на год без штрафов. Мы в целом сделали эту историю практически без штрафов. И у меня не было ни одного плохого отзыва по анкетам от лидеров.

И еще я остался доволен. Да, всегда переживаю, если что-то не так. К вопросу о форс-мажорах. А тут, впервые в жизни, за 11 лет работы с конкретным агентством у меня не было ни одного нарекания, потому что все было действительно идеально, насколько это возможно. По часам, по минутам!

И очень насыщенная программа на 8 дней 7 ночей: и конференция, на которой лидеры читали лекции, и флэш-моб, и различные активности, и Гала-ужин.

Али Батукаев, Faberlic: «Вместо команды на стороне агентства зачастую работает всего один человек. Остальные — статисты, которые курят бамбук»— Что стало для тебя, как профессионала в сфере MICE, приятным открытием за последнее время?

— История с qr-кодом и знакомством. Аккредитация очных участников мероприятия по QR-кодам на терминалах с функцией мгновенной печати бейджей — крутая вещь! Такого у нас не было еще года 3-4 назад.

Еще онлайн: мы наловчились его делать профессионально и в пять раз дешевле, чем года два назад. Поняли логику, суть, осмыслили, как его подавать.

Но хочется, конечно, чтобы открытия впереди еще были.

— Али, какой совет ты бы дал сейчас самому себе? И коллегам.

— Призываю сейчас затаиться, успокоиться. Ну или как минимум, поскольку у нас публичная индустрия, помолчать. Это очень важно, потому что, как бы нам ни хотелось высказать свою позицию по определенным вопросам, не всегда это нужно и правильно. Немного посидеть, поразмышлять и подготовиться к лучшим временам, они будут.

Беседовала Марина Осипова

(Visited 1 times, 1 visits today)

Стелла Герц

Стелла Герц - автор статей и редактор

Добавить комментарий